Русский Север в фотографиях Николая Телегина

Уже много я знаю людей из разных уголков страны, околдованных Русским Севером. Все они приходят к этому разными путями. Для меня, например, все началось более 7 лет назад, когда я познакомилась с мезенской росписью. Я тогда еще не знала, что это приведет меня к изучению быта, традиций, да что там — даже географии для начала :) И я влюбилась — в сказки, былины, архитектуру, историю этого края. Потом само собой стало так получаться, что я знакомилась с людьми, так или иначе связанными тем же интересом. И вот одним из них стал Николай Телегин — человек который побывал на Русском Севере много-много-много раз и который щедро делится с миром своими удивительными снимками.
russian_north (2)

Лучше всего о Николае может рассказать сам Николай:

«Я, Николай Телегин, родился в Курске 3 июня 1972 года. С того дня продолжаю жить по инерции…
Тут надо про себя что то рассказать, но про мою жизнь книги не напишешь. Закончил школу и железнодорожный технарь, сколько себя помню половозрелым — увлекаюсь фотографией.
Понятно, что надо рассказать про взаимосвязи персоны и Севера, и следуя этому расскажу, как я полюбил Русский Север:
году в 2003 я украл книгу… может и не украл, но очень похоже — я снимал свадьбу у знакомых, а они снимали квартиру в которой на стеллажах пылились брошенные цивилизацией книги, и наверху лежала книга про Кижи. Я её взял. Про Кижи я раньше что то слышал и для меня это было так же загадочно как Ангкор Бат. Прочитал — не очень меня впечатлили амбары да избы, но в книжке было написано как попасть на этот остров. По скудоумию своему я решил, что Петрозаводск это какой-то квартал С-Петербурга, от которого на «Комете» можно за час доплыть до Кижей. Начались через год вялые сборы, в тот момент и прояснилось, что Питер и Петрозаводск это две разные вещи! Но настрой уже был и поворачивать оглобли назад уже не приходилось. Добрались мы с женой до Петрозаводска и сели на «Метеор». Сейчас уже трудно поверить, но в 2004 году всё было проще, многолюднее и в десятки раз дешевле!
Когда мы приплыли. я совершил ошибку, которая опосредственно и поменяла мою жизнь — я нажрался. Я выжрал натощак в одиночку 0,7 портвейна «топоры» и естественно, что меня повело… Жене это ни секунду не нравилось и мы сильно поругались, со словами;»пошла ты туда-сюда» я пошёл куда глаза глядят. Из ворованной книжки я знал, что на другой половине острова тоже что-то есть — туда я лыжи и навострил.
По приходу в Ямку, я увидел совсем не музейную деревню, которую принял, почти, за чистую монету. Это было совсем не похоже на маршрут быстрых туристов — там жили простые люди, какие то мотоциклы, бельё… В пьяную голову стукнула мысль заночевать здесь, мне предложили обратиться к местным и прямо вторая хозяйка огласилась пустить на ночлег. Сбегав на пристань, помирившись с женой я притащил её в Ямку, где нас поселили в отдельную комнатушку с самоваром. Хозяйка была милой опрятной старушкой, даром , что жена, мать и свекровь алкоголиков. Мы прожили у неё несколько дней, которые переломали моё сознание. Когда видишь эти храмы в безлюдье, утром, на закате проникаешься их величием, их аурой (да простят меня за неуместное здесь слово). Эти белые ночи на бескрайней глади озера, болезненно жёлтые закаты, тишина и покой оказали на меня такое сильнейшее впечатление, что я был просто ошарашен — ничего подобногоя ранее не видел! Вот и получается, что Север пришёл в мою жизнь через случай — не укради я книгу, не напейся в неподходящий момент и я бы туда не попал, а попав бы, как обычный турист, вряд ли бы захотел вернуться…
По возвращении домой я пошёл в библиотеку и нашёл массу книг по деревянному зодчеству — мне и в голову не приходило, что кроме церквей Кижского погоста есть и другие!!! Очень меня заинтересовала Святая Варвара в Яндомозеро и в следующем году, соблазнив друга, мы втроём опять через Кижи добрались до Заонежья и прошли от В Губы до Усть Яндомы и Яндомозеро.
А потом другие направления в моей жизни потеряли смысл — всё остальное мне стало не интересно. Вслед за деревянным зодчеством я открыл для себя росписи, этнографию, резьбу, да вообще свою страну! С тех пор я объездил очень и очень много!
Вот и вся моя история. Езжу без машины — так интереснее и больше видишь».

Когда я вижу фотографии Николая, у меня возникает трудно поддающееся определению чувство. Его примерно можно выразить словами «сердце щемит». И неясно отчего: то ли от красоты, то ли от грусти, что все уходит, то ли от ощущения родного. В общем, смотрите сами. Поскольку фото у Николая в буквальном смысле тысячи, выбрать из них всех просто нереально. Ну потому что много и все красивые. В первую часть я включила храмы, часовни и жилые дома. Вернее, малую часть храмов, часовен и домов. А еще есть домовые росписи, иконопись, утварь. Все это в следующих публикациях. А пока смотрим.
russian_north (1)
russian_north (3)
russian_north (4)
russian_north (5)
russian_north (6)
russian_north (7)
russian_north (8)
russian_north (9)
russian_north (10)
russian_north (11)
russian_north (12)
russian_north (13)
russian_north (14)
russian_north (15)
russian_north (16)
russian_north (17)
russian_north (18)
russian_north (19)
russian_north (20)
russian_north (21)
russian_north (22)
russian_north (23)
russian_north (24)
russian_north (25)
russian_north (26)
russian_north (27)
russian_north (28)
russian_north (29)
russian_north (30)
russian_north (31)
russian_north (32)
russian_north (33)
russian_north (34)
russian_north (35)
russian_north (36)
russian_north (37)
russian_north (38)
russian_north (39)
russian_north (40)
russian_north (41)
russian_north (42)
russian_north (43)
russian_north (44)
russian_north (45)
russian_north (46)
russian_north (47)
russian_north (48)
russian_north (49)
russian_north (50)
Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *